Женщина потратила годы на уборку после сенаторов, которые теперь хотят депортировать ее.

Много незамысловатой работы выполняется в салатном баре офисного здания Сената: от очистки защитных перегородок от чихающих посетителей до сбора с пола всего салата, который сенаторы и их сотрудники уронили во время обеденного порыва. Иммигранты, такие как Ракель Гузман, выполняют большую часть этого труда. Прибывшая из Сальвадора она работала в Сенате последние 10 лет уборщицей. Вместе с мужем, дворником в Whole Foods, пытается воспитывать четверых детей в пригороде Вашингтона.

Но на прошлой неделе 37-летняя работница узнала, что правительству США ее услуги больше не понадобятся. Иммигрантка работает на законных основаниях под так называемым временным защищенным статусом - программой, которая позволила почти 200 000 человек из Сальвадора остаться в США с 2001 года, когда их родная страна была потрясена разрушительными землетрясениями. Администрация Трампа, которая пообещала расправиться с легальной и нелегальной иммиграцией, объявила 8 января, что в следующем году она прекращает программу TPS для сальвадорцев. Это означает потерю разрешения на работу и депортацию.

Правительство США желает, чтобы Ракель и ее супруг вернулись на родину, которую они не видели два десятилетия. И если они уйдут, им придется решить, брать ли детей с собой или оставлять их в стране, гражданами которой они являются. В районе Вашингтона проживает, по оценкам, более 32 тысяч владельцев TPS из Сальвадора - самая большая диаспора в Соединённых Штатах. Сальвадорцы с низкой заработной платой с защитой TPS ежедневно обслуживают членов конгресса и должностных лиц Белого дома. Эти рабочие накрывают столы в причудливых ресторанах K Street.

Они паркуют автомобили в дорогих гаражах. Они проветривают офисные здания в центре города после наступления темноты. И они убирают беспорядок, оставленный в салатном баре Сената. Поэтому, когда придет конец TPS, властям придется искать других желающих выполнять низкооплачиваемую и непрестижную работу.