Брат на брата: семейная политика по-британски

Если вы приходитесь сыном или дочерью видному политику, у вас есть очевидные потенциальные преимущества

Брат Бориса Джонсона Джо Джонсон заявил, что «не в силах разрываться между верностью семье и интересами государства», и вышел из состава правительства, а также сложил с себя полномочия члена парламента.

Так политика разделила в Британии еще одну семью. Случай далеко не единственный: в истории уже не раз братья, а порой и родители, расходились на почве политических предпочтений.

Эд и Дэвид Милибэнд

Эд и Дэвид Милибэнд уверенно поднимались по иерархической лестнице в правительстве лейбористов, доросли до кабинета министров и считались надеждой партии.

Когда в мае 2010 года лейбористы проиграли выборы, Дэвид был министром иностранных дел, а Эд — министром по делам энергетики и изменения климата.

В тот год оба брата решили принять участие во внутрипартийных выборах: газеты с придыханием расписывали, как два брата сражаются за лидерство.

«На личном уровне отношения между двумя братьями и их семьями, без сомнения, пострадали, — утверждает профессор политологии Лондонского университета королевы Марии Тим Бэйл. — Эд так и не смог отбиться от обвинений в том, что поступил неправильно и просто странно, бросив вызов и победив старшего брата».

Да и политические последствия этого соперничества тоже оказались плачевными.

«Если фокусные группы нам о чем-то говорят, то это соперничество отразилось и на избирателях, — продолжает профессор Бэйл. — Конечно, никто не возьмется утверждать, что именно это привело лейбористов к поражению в 2015 году, но это едва ли им пошло на пользу».

Стэнли и Оливер Болдуин

Впрочем, порой родственники не выносили политический сор из избы.

Так, в 1920-30-е годы правительство возглавлял консерватор Стэнли Болдуин, в то время как его сын Оливер стал членом парламента от Лейбористской партии, и когда лейбористы одержали победу на выборах в 1929 году, отец и сын сидели друг напротив друга в Палате общин.

Сегодня СМИ только и говорили бы об этом, однако тогда, по словам профессора истории политики Ноттингемского университета Стивена Филдинга, политическое противостояние между отцом и сыном почти не вызывало интереса в прессе.

Профессор Филдинг говорит, что в промежуток между двумя войнами «ни журналисты, ни публика не лезли в семейные дела».

«В те времена, если между родственниками и возникали споры, на это не обращали внимания, СМИ не эксплуатировали эту тему, и уж точно ее никто не политизировал». По словам Филдинга, перелом наступил после правительственного скандала 1963 года, так называемого Дела Профьюмо, когда пресса по-настоящему обратила внимание на личную жизнь политиков.

«Мы живем в эпоху, когда семейные дрязги политизируются, в то время как раньше к таким раздорам относились совсем по-другому, — говорит профессор Филдинг. — Сегодня мы знаем о политиках намного больше, знаем, на ком они женаты, кто их дети. СМИ обращают на них внимание не из-за политики, которую они проводят, а, быть может, из-за того, какое варенье они предпочитают».

Хилари и Тони Бенн

В отличие от отца и сына Болдуинов, Хилари Бенн и его отец Тони состояли в одной партии.

Хилари Бенн сиял в окружении Тони Блэра, будучи специальным советником правительства. А его отец сокрушался по поводу того, что новые лейбористы превратили партию в «квази-тэтчеровскую секту».

Но при этом никакого разлада в семье не наблюдалось. Когда в 1999 году Хилари назначили кандидатом в члены парламента от Лидса, Бенн-старший отметил, что «он взрослый мальчик, очень трудолюбивый и пользуется большим уважением».

Два года они сидели рядом в Палате общин, пока в 2001 году Тони Бенн не ушел в отставку.

В 2007-м Тони поддержал сына, когда тот баллотировался на пост заместителя лидера партии.

«Если вы приходитесь сыном или дочерью видному политику, у вас есть очевидные потенциальные преимущества», — говорит профессор Филдинг, но при этом добавляет, что и Хилари Бенн, и внучка Тони, Эмили Бенн, постоянно подвергаются нападкам со стороны людей, которые припоминают им семейные связи.

«Но почему у сына или внучки обязательно должны быть схожие взгляды, — вопрошает профессор. — Почему политика должна передаваться с генами?»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь