Конфликт поколений: ворабел против кондэ.

Это новое слово, ворабел, лучше всего подходит для описания миллениалов

Возможность называть друг друга в офисе английскими именами и пропускать ранее обязательные для всех работников совместные обеды — это самое меньшее, на что согласны корейские миллениалы. И еще они терпеть не могут кондэ.

По-корейски «кондэ» — человек старшего поколения, высокомерный и нудный, считающий, что он все знает и потому молодые должны его слушать и слушаться.

«Кондэ» в Южной Корее — это не просто оскорбительное слово, это теперь понятие. Кондэ когда-то называли строгих и упрямых учителей, всегда уверенных в своей правоте и ничего не прощающих.

Почему же ругательное «кондэ» стало понятием? Потому что в глазах миллениалов такие кондэ стоят на пути к более высоким должностям, это старое поколение, для которого работа была важнее всего в жизни, тогда как для молодежи она — лишь один из инструментов для достижения личных целей.

В мире миллениалы, судя по прогнозам статистиков, к 2020 году составят 50% рабочей силы. В Южной Корее сейчас их 20%, но они уже вовсю качают права.

Удалось ли чего-то добиться? Пока не очень многого, если посмотреть со стороны. Но для Кореи, общество которой еще совсем недавно было весьма патриархальным, перемены значительны.

Впрочем, до победы еще далеко, кондэ не сдаются.

Коса на камень

Миллениалов тоже критикуют за многие неприятные черты — и за то же самое упрямство, и за уверенность в том, что им все вокруг обязаны. И тут нашла коса на камень.

Если говорить языком демографов, то кондэ — это представители поколения бэби-бумеров (появившиеся на свет после окончания Второй мировой войны, в период компенсационного увеличения рождаемости).

Южнокорейская молодежь считает, что слишком уверенные в собственной правоте — это как раз кондэ и в этом они гораздо хуже миллениалов (поколения родившихся после 1981 года и встретивших новое тысячелетие в юном возрасте).

Кондэ теперь никто не хочет стать (кроме самих кондэ), особенно на работе.

Кондэ — так теперь называют и конфликт между двумя поколениями, который, как считают в стране, сейчас острее, чем когда-либо.

Жизнь в мире кондэ

Главная причина сопротивления молодого поколения власти кондэ — характерная для Южной Кореи приверженность выстраиванию иерархии, которая может значительно ограничивать возможности каждого в коллективе.

Члены любой организации — компании, школы, клуба по интересам — ранжированы, и ваш ранг не просто определяет, кто ваш начальник и за что вы отвечаете. Он означает больше.

Например, указывает на то, кто обязан вести протокол собраний, кто должен бронировать столики в ресторане для коллективного обеда, кто раскладывает ложки и палочки, когда все уже пришли в ресторан.

В такой культуре, где к коллегам принято обращаться исключительно по должности, организационная пирамида — это своего рода путеводитель по компании, дающий ясное представление о том, какое звено в общей цепочке занимает тот или иной член.

Сила кондэ — именно в ней, в иерархической структуре, где младшим сотрудникам редко бывает позволено подвергнуть сомнению авторитет старших.

Линия конфликта поколений пролегает и по отношению к самой работе. Раскол происходит в вопросе о необходимости сохранять лояльность работодателю.

«Люди моего возраста воспринимают работу как одну из частей жизни, в большей степени как один из инструментов, с помощью которых мы строим свою жизнь», — говорит 29-летняя Ан Даян.

«А вот более старшие сотрудники часто не понимают, почему мы не видим смысла в лояльности компании».

В отличие от миллениалов, у бэби-бумеров работа — на первом месте. Они росли и взрослели в авторитарном обществе, где даже длина волос традиционно определялась государством. (Например, при военном режиме 1970-х длинные волосы считались декадентскими и всем предписывались короткие стрижки.)

У бэби-бумеров в жизни было мало выбора. Их карьерный рост происходил в тесных рамках, под лозунгом «хороший гражданин, преданный строительству страны».

Надежная, уважаемая работа была основой гражданского поведения. Этим можно объяснить, почему старшему поколению так трудно понять нынешнюю молодежь, обладающую свободой, которая кондэ и не снилась.

Как объясняет профессор социологии Ли Бёнхун из университета Чунан, для поколения бэби-бумеров цели и задачи той компании, где они работают, имеют приоритет над личными целями.

«Они воспитывались в духе национализма, когда экономический рост государства был важнее всего остального, — говорит он. — Мотивацией для многих было именно это, и представители этого поколения до сих пор верны своей работе».

В такой системе ценностей — «работа прежде всего» — приходилось существовать и тем руководителям, кто не принадлежал к старшему поколению, хотели они этого или нет.

«Даже когда я работал в стартапе, — вспоминает 42-летний Ким Кьяндук, — как только меня повысили в должности, это тут же перевело меня в категорию «кондэ» в глазах молодых сотрудников».

Каким бы либералом ни считал себя Ким, на него навесили ярлык «кондэ», потому что он был немного старше и потому что стал начальником. Молодое поколение не любит начальников в принципе.

Кондэ не сдаются

Но культура не меняется за одну ночь, и открытый бунт против иерархии по-прежнему не поощряется. И все-таки растущее недовольство порядками кондэ привело по крайней мере к нескольким изменениям.

Для стороннего наблюдателя некоторые из них могут показаться незначительными. Возьмем, например, оплачиваемый отпуск, который теперь даже недавно принятые на работу могут взять в любое время.

«В мое время я не мог взять отпуск тогда, когда захочу, — вспоминает 63-летний Ким Джеый. — Отдел кадров составлял общий для всех график отпусков, чтобы в компании всегда было достаточно людей для ее нормального функционирования».

При старых порядках свобода взять оплаченный отпуск, когда заблагорассудится, считалась немыслимой роскошью.

То же самое относится к рабочему времени. С апреля этого года правительство установило максимум часов для рабочей недели — 52.

Это изменение (как и другие нововведения — например, отпуск в связи с отцовством) рассчитано на то, чтобы стимулировать миллениалов внести свой вклад в борьбу со снижением рождаемости, которым озабочены власти Южной Кореи.

Новое поколение склонно откладывать вступление в брак и рождение детей, а то и вообще отказывается и от того и от другого, в качестве причины часто ссылаясь на условия работы.

Пока постановление о 52-часовой рабочей неделе относится только к большим компаниям, где более 300 работников. Но по сравнению с условиями, в которых трудились бэби-бумеры (до 1994 года в Южной Корее работали и по субботам — полдня), это настоящий прорыв.

Теперь южнокорейские миллениалы хотят большего, чем просто перемены в традиционной рабочей неделе. Они хотят избавиться от надзора кондэ.

Вполне вероятно, что им это удастся, как только они станут большинством на рынке труда.

Согласно Корейскому бюро статистики (KOSTAT), миллениалы уже сейчас составляют 22,2% населения страны и эта цифра растет (глобальный контекст: ожидается, что после 2020 года миллениалы составят половину всей рабочей силы мира).

Для того, чего хотят от работы миллениалы, есть даже новое корейское слово (составленное из трех искаженных английских) — «ворабел», «worabel», от «work-life balance», баланс между работой и личной жизнью.

«Это новое слово, ворабел, лучше всего подходит для описания миллениалов, — считает Ли Бёнхун. — Оно показывает, насколько приоритетней для них личные цели по сравнению с интересами компании».

И «ворабел», и «кондэ» символизируют меняющиеся ценности общества и растущие ожидания молодежи. Компании понимают это и понемногу вводят изменения в культуру отношений на рабочем месте.

Работникам разрешают называть друг друга английскими именами или пропускать ранее обязательные для всех совместные обеды.

И все-таки, несмотря на почти всеобщую неприязнь к упертым пожилым людям, выражение «кондэ» вряд ли исчезнет из языка в ближайшее время.

Но если вас это расстраивает, надежда есть. Она в том, что общество, придумывая подобные слова, пытается решить проблему конфликта поколений. И, возможно, решит ее, найдя что-то объединяющее для поколения ворабел и кондэ.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь