«Мичиган-Центральный» Второе рождение Детройта

Американские заводы сконцентрировались на выпуске престижных машин, оставив дешевые базовые модели конкурентам

Рик Новаски до сих пор помнит один из обычных рабочих дней в конце 80-х. Он был на смене в кассе вокзала Мичиган Сентрал в Детройте.

«К окошку кассы подошел мужчина со слезами на глазах, – вспоминает Рик. – Я спросил, нужна ли ему помощь. А он показал в сторону платформы, где народ грузился в состав, и сказал: «Вот там я в последний раз видел своего старшего брата в 1943 году. Он обернулся, помахал нам и сел в поезд. Больше мы его не видели. Он погиб на Тихом океане».

Когда-то Мичиган Сентрал был одной из крупнейших железнодорожных станций в США, воротами в богатейший город, столицу американской автоиндустрии.

Через его холл проходили тысячи рабочих, приехавших в Детройт в поисках лучшей жизни – иммигранты из Европы и с Ближнего Востока, а также чернокожие американцы-южане, бежавшие на Север от нищеты и предрассудков сельскохозяйственного Юга.

Но золотой век Детройта в далеком прошлом. Вокзал закрыт и заброшен более 30 лет. Его центральная башня, как обломки старинной крепости, превратилась в яркий символ упадка когда-то богатого города.

Но сегодня Мичиган Сентрал рождается заново. И возрождает его автомобильная промышленность, принесшая городу богатство и благополучие сто лет назад. В 2018 году здание приобрела Ford Motor Company. Оно станет центром нового кампуса Ford, сердцем новых высокотехнологичных разработок и исследований.

Окрестный район Корктаун, над которым возвышается здание вокзала, тоже трансформируется.

Что история Мичиган Сентрал может рассказать нам о взлете, падении и, возможно, новом взлете «Города моторов»?

ВЗЛЕТ и ПАДЕНИЕ

Новый железнодорожный вокзал Детройта открылся в декабре 1923 года без особой помпы. Его ввели в строй раньше запланированного срока, потому что станция, на смену которой он строился, была уничтожена пожаром.

Мичиган Сентрал возводился в популярном в те годы стиле бозар (архитектурный стиль, продолживший традиции итальянского ренессанса и французского барокко). Его проектировали архитекторы, ранее вместе работавшие над дизайном нью-йоркского вокзала Гранд Сентрал.

Пятнадцатиэтажное главное здание сделало вокзал самой высокой на тот момент железнодорожной станцией в мире. Оно стоит над широким виадуком, поднятым над уровнем улиц. На нем разместились 18 путей.

Сегодня из них уцелели только два – компания Canadian Pacific водит по ним свои грузовые поезда – через тоннель под рекой Детройт и дальше в Канаду.

По этому маршруту ходили многие знаменитые в те годы рейсы, соединявшие город с Нью-Йорком: Twilight Limited, Mercury и Wolverine.

Empire State Express соединял Детройт и Кливленд с Буффало и Нью-Йорком. Первый рейс состоялся 7 декабря 1941 года, в день нападения на Перл-Харбор, к глубокому сожалению департамента общественных связей Центральной железной дороги Нью-Йорка.

В годы Второй мировой войны через Мичиган Сентрал проходили тысячи составов с солдатами и военными грузами. Отставной детройтский полицейский Рэй Даунинг вспоминает, как он провожал на фронт своего старшего брата и дядю и встречал их всякий раз, когда они приезжали на побывку: «Вокзал был набит людьми. Здание – как огромная пещера, и мне каждый раз казалось, что я попадаю в какой-то другой мир».

В 60-годы Даунинг служил в полицейском участке за углом от вокзала. Работа была скучной, вспоминает он, – разыскивать потерявшихся детей, разбираться с пьяными. Несмотря на репутацию жестокого и опасного места, которую Детройт получил позже, он вспоминает город с гордостью: «Даже в таком месте, как окрестности вокзала, все было довольно мирно и законопослушно», – говорит он.

На Мичиган Сентрал прибывали новые рабочие, спешившие занять свои места в стремительно развивающейся автомобильной индустрии.

Историк Стив Бэбсон соглашается: «Это был своего рода остров Эллис в Детройте». (На острове Эллис в бухте Нью-Йорка располагался крупнейший в США пункт приема иммигрантов.)

В 1908 году завод Генри Форда на Пикетт-Авеню начал сборку знаменитой «Модели Т» – простой и дешевой машины, сделавшей владение автомобилем доступным.

Огромные прессы, штамповавшие готовые кузовные панели, дисковые шлифовальные машины значительной мощности и даже новые типы краски, – это было уже массовое производство.

«Модель Т» красили в черный цвет, потому что это была единственная краска, которая высыхала достаточно быстро, чтобы не тормозить процесс сборки», – говорит Бэбсон.

Нужно было много рук, и рабочие приезжали со всего мира, многие – из Великобритании через Канаду.

Но еще в 1907 году Торговая палата Детройта попросила иммиграционный центр на острове Эллис направлять квалифицированных рабочих-иммигрантов из Италии, Польши и других европейских стран – напрямую в город.

Приезжали не только из Европы: в городе образовалась крупнейшая халдейская католическая община за пределами Ирака, первые члены которой прибыли в 20-х годах.

В 1906 году в Детройте работали примерно 80 тысяч человек. В 1911 – уже 175 тысяч, и это число постоянно увеличивалось. За 30 лет население Детройта выросло в пять раз. И многие из них впервые ступили на землю «Города моторов» как раз на Мичиган Сентрал.

В годы Первой мировой войны иммиграционные маршруты из Европы закрылись, зато значительно выросла миграция чернокожих рабочих с американского Юга. Послевоенные сложности в сельском хозяйстве подталкивали все больше южан – и белых, и черных, – к поиску лучшей жизни в Детройте.

К этому моменту Детройт стал одним из богатейших городов в США.

Золотые времена, однако, продолжались недолго. Биржевой крах 1929 года и последовавшая за ним Великая депрессия сильно ударили по благополучию Детройта.

Город восстанавливался долго и беспорядочно. Дела постепенно стали налаживаться к концу 30-х годов – благодаря Второй мировой войне. Большинство автопроизводителей переключились на производство оборонной продукции, Детройт превратился в арсенал демократии.

«Арсенал демократии» – лозунг, впервые прозвучавший в речи президента США Франклина Рузвельта в декабре 1940 года. Так президент описал американскую гражданскую промышленность, на которую легла основная нагрузка в производстве вооружений для помощи союзникам, в первую очередь Великобритании, в войне с Германией, а впоследствии – и для американской армии, вступившей во Вторую мировую войну.

США вышли из войны ведущей экономикой мира, и автомобильная индустрия рассчитывала вернуться к довоенному образу жизни. Но, как говорит Бэбсон, «падение автомобильной промышленности было обусловлено ее доминирующим положением».

Американские заводы сконцентрировались на выпуске престижных машин, оставив дешевые базовые модели конкурентам. Эту нишу быстро заполнили машины из Японии – поначалу невысокого качества, но они постоянно совершенствовались.

Когда в Детройте заметили, что значительную долю рынка заняли бывшие противники, для борьбы с ними выпустили несколько машин, которые никак нельзя назвать удачными: например, Chevrolet Vega стремительно гнила изнутри, а Ford Pinto имела неприятную склонность к спонтанному самовозгоранию.

Менялся и сам Детройт.

Расизм, безработица и полицейский произвол создали в городе напряженную обстановку. А в июле 1967 года дошло до полномасштабного бунта, его спровоцировал рейд полиции на афроамериканский питейный клуб.

Погибли 43 человека, большинство из них – чернокожие. Ранены были более тысячи. Сотни зданий были повреждены так сильно, что их пришлось снести.

«Наибольшие потери понес сам город, – сказал первый чернокожий мэр Детройта Коулман Янг. – Бунт поставил Детройт на путь экономического опустошения».

Более богатые (в основном белые) жители переезжали в пригороды. Бунт ускорил этот процесс. В 1966 году Детройт покинули примерно 22 тысячи человек. Двумя годами позже – 80 тысяч.

Многие кварталы города не восстановлены до сих пор.

К 1988 году железная дорога практически перестала существовать. Мичиган Сентрал был закрыт и заброшен.

Но беды города на этом не закончились.

Автоиндустрия, на которой строилась экономика города, переживала не лучшие времена. В 2009 году General Motors и Chrysler начали процедуру банкротства. Всего через четыре года – в 2013 году – за ними последовал и сам Детройт, став крупнейшим в США муниципалитетом-банкротом.

Автор: Джонатан Маркус

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь